«На грани психоза»

Происшествия - «На грани психоза»

Фото:
Эмин Джафаров / «Коммерсантъ»

Ровно год назад в Москве прошел «Марш матерей» в поддержку юных фигурантов уголовного дела о создании экстремистского сообщества «Новое величие», которое многие считают провокацией спецслужб от начала и до конца. Несанкционированный марш прошел без задержаний, а на следующий день двух из восьми обвиняемых отпустили из СИЗО домой. В тот момент кто-то даже подумал, что эта история может закончиться хорошо или хотя бы относительно хорошо. Однако дело, конечно, не закрыли, и сейчас идет суд, и у обвинителей, похоже, все идет по плану. Почему не только процесс, но и все уголовное дело «Нового величия» напоминает хорошо проработанный план, для которого всего лишь были нужны подозреваемые, — в материале специального корреспондента «Ленты.ру» Сергея Лютыха.
На скамье подсудимых по делу «Нового величия» сейчас восемь человек: Анна Павликова, Мария Дубовик, Вячеслав Крюков, Руслан Костыленков, Максим Рощин, Петр Карамзин, Сергей Гаврилов и Дмитрий Полетаев. В данный момент разбирательство находится на этапе судебного следствия, когда стороны процесса последовательно представляют все доказательства виновности или невиновности фигурантов.

А 8 августа заседание было прервано. Это произошло из-за того, что Анне Павликовой потребовалась экстренная медицинская помощь. У нее сильно упало давление (до 80 на 40). В Люблинский районный суд вызвали скорую. Девушку доставили в Первую Градскую больницу.
Мать Ани рассказала, что дочь заподозрили в попытке суицида из-за принятых лекарств. «Эти препараты она пьет с декабря, по назначению врача. Я сказала об этом, и меня просто вывели из зала», — возмущается женщина.
Проблемы со здоровьем у Павликовой давно. Заключение в СИЗО, где она провела несколько месяцев и встретила совершеннолетие, а теперь — судебный процесс их только усугубляют.
«6 августа, после очередного заседания, у нее произошел серьезный нервный срыв. На грани психоза. Врачам еле-еле удалось ее успокоить», — говорит сестра Ани Анастасия.

Аня лечится в психиатрической больнице имени Алексеева и мечтает встретить дома новый год перед тем, как ее отправят в колонию. В возможность оправдаться в суде она почти не верит.
Но родственники, друзья, адвокаты, правозащитники и просто неравнодушные люди продолжают бороться за нее и других фигурантов. Буквально на днях с подачи главы движения «За права человека» Льва Пономарева через интернет были собраны деньги на проведение независимой лингвистической экспертизы переписки Анны с Русланом Д. — предполагаемым агентом-провокатором или даже штатным оперативным сотрудником, показания которого служат основой для обвинения. В этой переписке он якобы сознается, что уговаривал Павликову остаться в «Новом величии», когда та уже потеряла к движению интерес.

По словам родных, Аня всегда хотела посвятить жизнь работе с животными, биологии, ветеринарии, а не революционной деятельности и борьбе за власть, как утверждают обвинители. Вот и сейчас, находясь под домашним арестом, она разводит птиц. Сейчас у нее их 15. Жилище Павликовых уже похоже на зоопарк. У девушки есть кролик, собака, улитки, аквариум с рыбками. Аня читает много книг. Хотела бы полноценно учиться «на удаленке», но не может — ей запрещено пользоваться интернетом.
«Кто-то говорил, что вот она химик, и поэтому могла изготавливать взрывчатые или другие опасные вещества. Но это полный бред. Она совершенно не разбирается в химии. В школе ей всегда говорили, что если Анне что-то и дано, так это — биология», — говорит ее сестра.

Впрочем, Ане, ее подруге Марии Дубовик и еще двоим ребятам повезло. Они дома, а не в тюрьме, как четверо других фигурантов.
Агентурная сеть
Анна Павликова чем-то напоминает Лизу Симонову — самую юную фигурантку дела движения «Реструкт», основанного националистом Тесаком (Максим Марцинкевич). Лиза, как и Анна, работала с животными, но как зоозащитница. Обеих судили за действия, совершенные еще в несовершеннолетнем возрасте. Обе сидели в СИЗО. В поддержку обеих выступали множество обычных людей и правозащитников.
Но на этом сходства между делами «Нового величия» и «Реструкта» не заканчиваются. По словам источника «Ленты.ру» в правоохранительных органах, «Новое величие» — это во многом результат «многолетней специализации» антиэкстремистских подразделений ФСБ и МВД на борьбе с националистическими движениями.
Сперва было зачищено легальное поле. В 2010 году запрещен «Славянский союз», в 2011-м — «Движение против нелегальной иммиграции». Затем был громкий процесс над запрещенной в России «Боевой организацией русских националистов» (БОРН), за создание и руководство которой был осужден Илья Горячев — человек, который утверждал, что стремился создать легальную правую партию и найти поддержку в высших эшелонах российской власти.
Наконец, летом 2014 года произошел жесткий разгон съезда сотен участников движения «Реструкт» в Измайлово, на котором они собирались официально принять устав организации и избрать ее руководство. Это движение уже неформально существовало в течение нескольких лет и было попыткой активных молодых националистов, которым закрыли путь в политику, пробиться в общественное поле через идею борьбы с наркоторговлей, педофилией, незаконной миграцией и тому подобным. На пике расцвета отделения «Реструкта» успешно функционировали в 40 регионах страны, а создатель и фронтмен движения Тесак стал появляться в качестве респектабельного эксперта на телевизионных шоу федеральных каналов.

Прессинг «реструктовцев» со стороны спецслужб начался зимой 2013-2014 годов из-за событий на Украине. Ранее судимый Марцинкевич был экстрадирован с Кубы, куда успел бежать, и попал в заключение, откуда больше не выходил.
Девять его ближайших соратников, в том числе упомянутую Лизу Смирнову, через некоторое время после разгона собрания в Измайлово привлекли к уголовной ответственности, правда, не за экстремизм, а по статьям о грабежах, хулиганстве и причинении тяжкого вреда здоровью, но работали с ними оперативники именно из подразделения по защите конституционного строя.
Однако на свободе оставались еще сотни бывших «реструктовцев» и сочувствовавших им групп молодежи в регионах. Сотрудники подразделений по борьбе с экстремизмом целенаправленно переключились на работу с ними.
Творчество Руслана Д.
Таким образом, к 2017 году почти в каждом чате в Telegram и паблике, где обитали «правые», были либо сами оперативники, либо их представители. В одном из этих многочисленных чатов было около дюжины человек. Его и превратили в движение «Новое величие». Там, в итоге, на десять участников приходилось аж трое агентов.
Как отмечают сами подсудимые и их представители, именно один из них, некий Руслан Д., и создал движение. По их мнению, он был либо агентом, либо даже внедренным оперативным сотрудником. Именно Руслан Д. вместо пустого трепа и едких шуток в адрес правоохранителей в стиле A. C. A. B. (All cops are bastards; «все копы — ублюдки» — популярная у хулиганов аббревиатура — прим. «Ленты.ру») стал предлагать конкретные действия.

Именно с подачи Руслана Д. было проведено несколько встреч участников чата в «Макдоналдсе». Затем он специально арендовал для движения офис на юго-востоке города и предложил проект устава, в котором каждому из ребят досталась роль начальника или заместителя начальника отдела.
Напомним, что, в отличие от «Нового величия», столь же молодые и активные ребята из «Реструкта» дошли до принятия устава только спустя несколько лет, после фактического создания движения, когда оно разрослось до сотен человек и когда возникла необходимость легализоваться для облегчения контактов с другими организациями.
Зачем такая спешка и такой официоз Руслану Д. и его новоиспеченным друзьям — совершенно непонятно. Подходящий ответ можно, пожалуй, найти только в пленуме Верховного суда, где разъясняется, какими признаками должно обладать экстремистское сообщество, чтобы подпасть под уголовную ответственность. Там как раз «рекомендуется», чтобы в сообществе были отделы, а в них — минимум по двое человек.
Но главное, что в уставе (очевидно, также для «доказухи») нашлось место указаниям на насильственное свержение государственного строя. Цель же движения была — сделать Россию великой вновь. Отсюда и название, которое, предположительно, придумал Руслан Костыленков.
На деле молодые люди успели лишь напечатать и раздать листовки с «Сойкой-пересмешницей» из «Голодных Игр», содержание которых первая проведенная по делу экспертиза не признала экстремистским, а еще — поучаствовать в нескольких мирных митингах, организованных другими движениями и по совершенно разным поводам. К примеру, в защиту московских троллейбусов.
Движение «возникло» в ноябре, а уже в марте, за несколько дней до выборов, его участники были арестованы. Единственный теперь свидетель обвинения, не являющийся агентом, — Рустам Рустамов — утверждает, что участники движения собирались сжечь центральный офис «Единой России», но когда и каким образом — об этом в деле никаких данных нет. А вот о том, что «Величие» к тому времени фактически уже распалось, информации собрано достаточно.

Несмотря на все старания Руслана Д., ни офис, ни устав не помогли его подопечным сформировать единые политические взгляды и цели. Члены экстремистского сообщества явно смотрели в разные стороны, а у кого-то из них, к примеру, у Марии Дубовик, интерес к революции вовсе прошел (а вернее, сменился влюбленностью в молодого человека).
Даже лидер движения Руслан Костыленков при всем его опыте, как оказалось, не очень годится на роль «обыкновенного фашиста», точно знающего, чего хочет. По данным «Комсомольской правды», Руслан был бойцом одной из сотен киевского майдана. Так это или нет — точно установить не удалось, но к числу героев современной Украины, какой ее видят простые россияне по российскому же телевидению, Костыленкова отнести нельзя: парень числится в списках сайта «Миротворец» как один из множества россиян, собиравшихся добровольно воевать за ополченцев Донбасса.
«Он со школы был известен как активный и неравнодушный к происходящему вокруг человек, с яркими лидерскими способностями. Организовывал трезвые забеги, экологические акции по посадке деревьев — Руслан отметился во всех направлениях позитивной общественной деятельности», — рассказала «Ленте.ру» его подруга Нина.

Никаких радикальных политических взглядов у Костыленкова, по ее словам, нет. По юности парень увлекался правым движением, а теперь стал взрослее и спокойнее.
«Половина жителей Хотькова из чего-нибудь стреляли»
Главным доказательством того, что «Новое величие» представляет реальную общественную опасность, следствие называет тренировки, в ходе которых члены движения учились стрелять из охотничьих карабинов и бросать коктейли Молотова.

Однако и они выглядят как формальность, а не как курс молодого революционера. Выездов было всего четыре, да и посещали их не все.
Первым о возможности такого досуга своим новым знакомым поведал именно Руслан Костыленков, который уже много лет ездил пострелять на территорию недостроенной больницы в Хотьково со своим другом и земляком Рустамом Рустамовым, легально владеющим оружием. В YouTube с 2013 года висит ролик, на котором Костыленков бросает там коктейли Молотова.
«Подобным образом многие местные развлекаются. На этой «заброшке» половина жителей Хотьково из чего-нибудь стреляли, чего-нибудь взрывали для того, чтобы снять это на видео и так далее», — утверждает Нина.

Идею Костыленкова, конечно же, поддержал Руслан Д. Именно он подбил поехать в Хотьково остальных. Оружие и бензин с маслом-отработкой ребятам предоставил Рустамов. Брал за это с Руслана деньги. Он же придал таким выездам экстремистский оттенок. Вернее, этот оттенок проявлялся в показаниях молодого человека постепенно, в ходе следствия.
Так, на первом допросе Рустамов говорил, что члены «Нового величия» представляли, будто стреляют по зайцам, а на следующем — по полицейским, и даже специально целили в нижнюю или верхнюю часть мишени, не защищенную бронежилетом. В реальности же речь шла о стрельбе по обычным круглым мишеням, а не ростовым фигурам.
А еще Рустамов утверждает, что, бросая коктейли Молотова, молодые люди выкрикивали оскорбления в адрес полицейских.

«По его словам, на этой встрече мы представляли вместо мишеней полицейских, я предлагал ему участвовать в террористических актах против штабов «Единой России», Останкинской башни, предлагал делать горючие вещества и устройства, восхвалял переворот на Украине и цитировал Гитлера. Не много ли грехов для одного дня?» — прокомментировал показания друга сам Руслан Костыленков. По его словам, на первом и последнем выезде Рустамов вообще лишь здоровался с ребятами, оставлял им ружье, канистры с горючим, а затем уходил.

Впрочем, Руслан и остальные подсудимые особенно не осуждают Рустамова. Они догадываются, а, возможно, и знают, как хорошо правоохранители умеют убеждать людей давать правильные показания. В сети, например, есть короткое видео допроса Костыленкова почти сразу после задержания, на котором он признается, что собирался свергнуть государственный строй.
«Проехали по маршруту нашего движения и увидели автозаки»
Ровно год назад, когда информация о деле «Нового величия» уже появилась в СМИ, в Москве прошел «Марш матерей».
«Я обычно не участвую ни в каких митингах и шествиях, но тогда просто не могла поступить иначе, — рассказала «Ленте.ру» одна из его организаторов Татьяна. — Не только я, но и мои подруги. «Марш матерей» стал естественным проявлением наших эмоций, которые просто невозможно было сдерживать. В нем не было ничего надуманного. Хотя перед ним я ночами не спала, переживала, что кого-то могут задержать и посадить». Татьяна призналась, что попросту не открыла дверь полицейским, которые утром перед акцией пришли предупредить ее о возможной ответственности.

После этого марша вокруг родителей фигурантов этого дела сформировалась большая группа поддержки из правозащитниц, журналистов, известных людей. Они вместе до сих пор, и теперь стараются ходить на все судебные заседания.

« [Актриса] Таня Лазарева, когда в Москве, тоже приходит», — говорит Юлия, мама Анны Павликовой.
«Марш матерей» оказался одной из немногих несанкционированных акций, где дело обошлось без задержаний, хоть участники шествия около получаса блокировали движение в переулке у Верховного суда. Кто-то говорит, что силовики были не готовы к маршу. Это, конечно же, не так.
«Еще утром люди проехали по маршруту нашего движения и увидели автозаки. Отобрали полицейских-женщин, чтобы те могли досматривать участниц марша. Но в результате стражи порядка только помогали шествию, останавливали машины, когда нам нужно было переходить дорогу», — вспоминает Юлия.
Тогда у Юлии появилась надежда на какие-то позитивные перемены — не только по делу «Нового величия», но и в целом в стране.
Однако в декабре прошлого года фактически за пост в поддержку фигурантов этого дела и дела «Сети» на 25 суток арестовали 77-летнего правозащитника Льва Пономарева (из-за большого общественного резонанса срок ареста сократили до 16 суток). Как отмечали его защитники в суде, Пономарев не призывал к участию в несанкционированном митинге, как твердили обвинители, а только сделал репост заметки с сайта Эха Москвы об акции «За наших и ваших детей», прошедшей в нескольких российских городах 28 октября. Эти акции закончились задержаниями.
«Хорошо, что общество, даже не погружаясь особенно в детали, сразу, как только молва об этом деле разнеслась, разглядело в нем провокацию, совершенную людьми, связанными со спецслужбами», — рассказал Лев Пономарев «Ленте.ру».

Сам он считает, что силовики попросту оказались не готовы применять силу к участникам «Марша матерей».
«Я рад, что этот марш прошел не по моей инициативе. Это была спонтанная, эмоциональная реакция нескольких женщин. Молодцы они большие. Я организовывал два мероприятия возле ФСБ и не уходил от этой ответственности, хотя задержания там были неправомерными, ведь это не пикеты, а просто прогулки», — продолжает он.
Пономарев думает, что столь жесткое наказание (прежде его уже арестовывали, но не более чем на несколько суток) он получил скорее из-за места, где проводилась акция (на Лубянке), а не из-за ее темы.
«За что я должна свою дочь ругать?»
«Мне одна знакомая девочка, помню, сказала: "Юлия Валентиновна, вы только Аню не ругайте за это". Я недоумеваю: "За что я должна свою дочь ругать?" А ее вот задержали за участие в митинге каком-то, и мама, когда приехала дочь забирать, устроила скандал, сказала даже, что покончит с собой, если та не угомонится», — рассказывает Юлия Павликова.
По ее словам, ей не раз приходилось слышать мнение, что «нет дыма без огня», и если ребят из «Нового величия» задержали, значит «было за что».

«Они не понимают, что сейчас ты на свободе, а завтра тебя или любого другого могут задержать за все, что угодно. Мне лично известен случай, когда девушку задержали и попытались подложить что-то в карман, — говорит собеседница «Ленты.ру». — У нее просто очень худые руки и узкие запястья. Она сняла наручники и незаметно переложила этот пакетик в куртку полицейскому. Ей удалось выбраться, а многим нет».
Другая женщина, сидевшая с ее дочерью в одной камере СИЗО, была задержана за мошенничество, которое совершило руководство фирмы, где она отработала всего несколько дней обычным офис-менеджером. «У этой женщины пятеро детей, но никому это не помешало три года продержать ее в изоляторе на время расследования», — рассказывает Павликова.
Тяжело и фигурантам дела «Величия», особенно тем из них, кто старше, у кого нет такой поддержки, как у Павликовой и Дубовик, которым банально нечем оплатить адвокатов и другие издержки.
«Аня, Маша — они молодые еще. И у них есть родители, которые еще как-то пытаются работать, а тому же Максиму Рощину сейчас помогает только старик-отец, который с пенсии может ему только продукты покупать в СИЗО, — продолжает Юлия. — А ведь людей, попавших в тюрьму, не освобождают от той же уплаты коммунальных платежей за квартиру. Кто-нибудь об этом думает?»
«Спасибо Павлу за смелость»
Чтобы приговор получился таким, каким его ждут обвинители, им еще предстоит внятно объяснить суду — почему, собственно, движение «Новое величие» является экстремистским сообществом. Учитывая, что результаты нескольких проведенных для этих целей экспертиз противоречат друг другу, а также то, что движение практически никуда не ушло, у прокурора здесь возникнут определенные сложности.

Впрочем, со сложностями обвинение уже споткнулось, когда представило показания двоих пошедших на сделку со следствием мужчин: члена «Нового величия» Павла Ребровского и пособника движения Рустама Рустамова. Обоих вывели из общего дела и осудили в особом порядке.
В результате Рустамов получил два года условно, а Ребровский — два с половиной года реального заключения. Почувствовав себя обманутым, последний не только обжаловал приговор, но и решился на заявление о том, что признательные показания были даны им под давлением следствия.
Тем самым он фактически грубо нарушил условия досудебного соглашения. Что конкретно будет происходить дальше — никто из опрошенных корреспондентом «Ленты.ру» адвокатов пояснить не смог, так как на практике подобных «сбоев» обвинения уже очень давно не происходило.
Ребровского, по идее, должны теперь судить заново, уже вместе со всеми остальными членами «Нового величия». Однако пока что процесс продолжается, будто ничего не произошло.
А вот в стане правозащитников поступок Павла Ребровского не прошел незамеченным, его называют геройским.
«Спасибо Павлу за смелость», — сказал Лев Пономарев.

Вас также может заинтересовать...

Последние новости

Пследние новости